МЫ
В СОЦСЕТЯХ |            

Разное

«Базарный поселок»

Добринка (Добринские Выселки), основанная в 1802 году, долгое время именовалась деревней. После прокладки железнодорожной ветки Грязи – Борисоглебск и возникновения  пристанционного поселка слово «деревня» постепенно вышло из употребления. На письмах в графе «Куда» указывалось: «Ст. Добринка Ю.-В. ж.д.». Было и еще одно вполне официальное название – «базарный поселок».

К концу ХIХ – началу ХХ веков станция заняла видное место в экономике тогдашней Тамбовской губернии. В справочнике пассажира того времени читаем: «Добринка. Станция находится при самом селении Добринские Выселки и вблизи села Чуева. При станции образовался большой хлеботорговый пункт, и здесь постоянно находятся десятки скупщиков хлеба, конечно, главным образом евреев. В 1898 году со станции Добринка было отправлено 1925866 пудов хлебных грузов… Для ссыпки и хранения этой массы хлебов, кроме значительного числа амбаров при станционном поселке, на станции устроен большой элеватор».

В «базарном поселке» развивались различные промыслы, действовали небольшие предприятия: три паровых мельницы, швейная, обувная, столярная и другие мастерские. Создавались всевозможные добровольные объединения: артели, товарищества, кооперативы… Открылись фотоателье, цирюльня, аптека, синематограф (кинотеатр). Деловым людям предлагал свои услуги Русско-Азиатский банк. Появились земская и двухклассная государственная школы, а позднее – гимназия. В 1912 году в торжественной обстановке в присутствии купечества, другой знати и священников состоялось открытие пожарной части с каланчой.

Со временем Добринку сделали волостным центром, что стало предпосылкой для придания ей статуса города. Но этому, видимо, помешала малочисленность населения.

Чуйки сменили на пиджаки

Экономическое благополучие ранее захолустной деревеньки в решающей степени зависело от деловой активности местных коммерсантов и промышленников.

Профессиональный революционер А.К. Воронский, проведший несколько детских и юношеских лет в соседнем, через межу, селе Чуевка, в автобиографической повести «Бурса» высказал свое отношение к «базару», к купеческому сословию: «С николаевских времен (имеется в виду император Николай I. – Прим. В.В.), - писал он, - в селе жили евреи, выходцы из черты оседлости… Около базара, на задах, евреи заселили целый поселок. Они ссыпали хлеб, знали ремесла. Православное купечество жаловалось на еврейское засилье: у евреев было больше смекалки, торговых связей, да и крестьян они обвешивали меньше».

Воронский был свидетелем того, как разрастался, богател «базарный поселок». Вот как он красочно описывает свои впечатления от одного из ярмарочных дней. Базар, по его словам, собрался на славу. «Возы ржи, яблок, дынь, арбузов, картофеля мешались с палатками красного товара (тканей, мануфактуры. – Прим. В.В.), с ларьками; манили к себе игрушки, пряники, глиняные свистульки, лубочные книжки. Много добра лежало и просто на дерюгах. Пахло пылью, дегтем, сеном, человеческим потом, ситным хлебом, кумачом. Ржали лошади, мычали коровы, высоко взметывался пронзительный поросячий визг. Пестро, шумно, весело, людно».

Но за этой идеалистической картиной ему виделось другое, как «чугунка» (железная дорога. – Прим. В.В.), базар, хлебная ссыпка разрушали старый натуральный деревенский уклад. «Базар с каждым годом отстраивался, протягивались новые «концы», появлялись новые люди, оборотистые, ушлые, с бессовестными глазами, с наглыми взглядами. Чуйки, поддевки, старомодные сюртуки до пят… сменялись пиджачными парами, шубами на лисьем меху. Мелкая торговля уступала место крупным оборотам. С завистью рассказывали, как в уезде хлебный торговец Урюпинов за одну осень на пшенице, проданной за границу, схватил «куш» около ста тысяч, а торговец Финогенов тоже изрядно набил карман на овсе. Один стал торговать баскунчакской солью, отправляя ее вагонами, другой скупал лес на корню, третий выгодно, за бесценок приобрел помещичье имение, четвертый «обладил» в соседней округе кирпичный завод…»

Рост купеческого благополучия, по свидетельству Воронского, проявлялся не только в этом. «Детей обучали в гимназиях и в реальных училищах. Они приезжали на каникулы и радовали родительские сердца мундирчиками, светлыми пуговицами, кантами, позументами».

Наиболее именитые купцы заводили себе кровных рысаков и на катаньях старались друг друга обогнать с присвистом, с гиканьем… В домах появились рояли, персидские ковры, дорогая утварь, серебро, хрусталь, картины в позолоченных рамах.

Словом, купеческое сословие процветало.

Золотая медаль «За усердие»

Главным богатством нашей местности был хлеб. Его поставляли не только крестьянские хозяйства, но и помещичьи экономии, порой довольно крупные. После уборки урожая в Добринку тянулись повозки и обозы из окрестных сел, а также из соседних уездов. Закупки хлеба были в основном в руках купцов братьев Хазановых, Бирюзовского, Крейнера, Гускина, Копелевича…

Оживленной была и торговля разнообразными товарами: от соли и керосина до сложной сельскохозяйственной техники и драгоценностей. К числу именитых купцов относились братья Болховитиновы (бакалейные товары), А.К. Морозов (лесоторговля), А.М. Киселев (мануфактура)… Успешно вели свое дело М.И. Сулимцев, М.А. Чекунов, А.Д. Безпалов, Ф.А. Ушаков, В.И. Стрельникова, М.Н. Логунов, А.П. Петров и другие, владевшие трактирами, чайными, пивными заведениями, винными и мясными лавками.

Самым богатым и знатным был В.Д. Федоров. Его отличали не только коммерческий и предпринимательский талант (в 1901 году Федоров открыл в Усмани табачную фабрику, одну из крупнейших в России, существующую по сей день) – он был образованным, широкой души человеком. Помогал бедным, сиротам, способствовал развитию народного образования, благоустройству Добринки. Во многом благодаря его капиталам в Чуевке был построен храм в честь Николая Святителя. Вклад Федорова в столь богоугодное дело был отмечен золотой медалью «За усердие» и Грамотой Тамбовской епархии.

Любопытные подробности из личной жизни знатного купца в свое время сообщила местная жительница Н.Г. Пополитова. По словам Нины Григорьевны, Владимир Дмитриевич приходился троюродным братом ее бабушки Груши – Агрофены Анатольевны Грибановой, по-отечески опекал свою многочисленную, хотя  и дальнюю родню. Он перевез семью Грибановой из села Никольский Чамлык на станцию, помог устроиться на новом месте.

Федоров стал крестным отцом своих племянниц. Одну из них, Екатерину Никаноровну, дочь Агрофены Анатольевны, отдал замуж с хорошим приданым. Н.Г. Пополитова рассказала: «К свадьбе он положил в банк на ее имя 500 рублей. Справил ей и моей маме Татьяне Никаноровне (тоже к свадьбе) по ротонде из шелкового плюша на лисьем меху с большим воротником из японской лисицы, по два зимних, осенних и летних пальто, костюмы, шелковые и шерстяные платья, постельные принадлежности, а также золотые украшения».

Естественно, родственники в долгу не оставались. Бабушка Груша ежегодно варила для Федорова варенья (это дело он никому больше не доверял). А племянница Мария Никаноровна, первая в Добринке красавица, будучи непревзойденной портнихой, обшивала не только семью Владимира Дмитриевича, но и все здешнее купечество.

Кстати, в числе приказчиков Федорова был Я.И. Горбачев, ставший мужем Екатерины Никаноровны. Яков Иванович и его жена умерли от тифа в 1921 году, оставив девятерых детей, самому младшему из которых было около трех лет. Заботы о сиротах взяла на себя не вышедшая замуж Мария Никаноровна. При поддержке крестного отца она всех вырастила достойными людьми.

(Продолжение следует…)

В. ВОЛОКИТИН.

На снимках: Купец А.К. Морозов с семьей; медаль «За усердие» В.Д. Федорова.

Фото из архива автора.

Последние комментарии

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика