МЫ
В СОЦСЕТЯХ |            

Истоки

Истоки


Были годы, когда лучших своих представителей добринская молодёжь посылала делегатами на съезды ВЛКСМ.

15 - 18 апреля 1958 года в Москве состоялся XIII cъезд комсомола. Делегатом от Добринского района была свинарка колхоза имени Ильича Раиса Курьянова.

В работе XV cъезда молодежи участвовал первый секретарь райкома ВЛКСМ Виталий Бахарев, уроженец села Пушкино.

На XVI cъезде присутствовал тракторист ордена Ленина совхоза «Петровский» Валентин Алимов.

А делегатом XX cъезда ВЛКСМ была первый секретарь райко ма  ВЛКСМ Надежда Титова.

Истоки


Археологические поиски

Немало еще тайн хранит Добринская земля. Слабо изучена её древнейшая история, о которой напоминают многочисленные курганы, могильники. И тогда на помощь приходят люди с лопатами - археологи. Вашему вниманию предлагается статья (в сокращении) липецких археологов И.А.Козмирчука и В.А. Чивилёва.

Планомерное изучение Волго-Донской низменности в пределах Добринского района начато совсем недавно археологической экспедицией Госдирекции по охране культурного наследия Липецкой области. В процессе проведения разведочных работ в этом районе выявлено более сотни памятников, которые представлены как курганными могильниками, так и поселениями, относящимися в большинстве своём к донской лесостепной срубной культуре.

Особый интерес представляет комплекс памятников у села Паршиновка, в котором наряду с посёлками срубной культуры встречены сезонные стоянки неолитического и энеолитического времени. Данная группа памятников компактно располагается на правом берегу реки Битюг, где на протяжении 4-х километрового участка реки вдоль села Паршиновка их выявлено 11. На 10 из них находятся материалы срубного облика, на 3-х –энеолитического времени и на одном - неолита. Ширина поймы на этом участке - 1-2 км. Река образует рукава, протоки, многочисленные старинные русла. Шурфами выявлен наносный характер сложения пойменных напластований. Здесь имеются дюны, остатки берегового вала и слабовыраженные пойменные террасы. Обращает внимание, что памятники ранних эпох расположены в поймах, на дюнах, в то время как большинство срубных – у кромки надпойменных террас высотой от 4 до 10 метров.

На пойменных памятниках срубной культуры выявлены свидетельства строительной деятельности. Наиболее показательным является поселение в урочище Курган, расположенное в 0,6 км к северо-западу от южной окраины с. Паршиновка на разрушаемой в настоящее время дюнной гряде, возвышающейся на 2 метра над уровнем старицы. В ходе проведенных сборов и небольших раскопок (17 квадратных метров) удалось обнаружить остатки наземно-столбовой конструкции эпохи бронзы и материалы, относящиеся к нижнедонской культуре эпохи энеолита.

Энеолитические материалы поселения располагались компактно на небольшой площади, почти уничтоженной карьером, что позволяет сделать вывод о сезонном характере стоянки. На поселении обнаружено 43 фрагмента энеолитической керамики от 6 сосудов нижнедонской энеолитической культуры. Поверхность их заглажена, тесто плотное, с большим содержанием песка, шамота и органики. Толщина стенок колеблется от 0,4 до 0,6 сантиметров. Сосуды имеют треугольное воротничковое утолщение, украшенное оттиском трехзубого штампа, в одном случае - с желобком. По шейке сосудов нанесены два ряда ямочных вдавлений с плоским дном. По тулову сосуды украшены отпечатками крупного зубчатого штампа, сформированными в зигзаг, в вертикальную ёлочку, а также в горизонтальную линию из отпечатков крупной гребёнки. Нижняя часть сосудов, кроме двойного пояса ямочных вдавлений, орнамента не имела.

С энеолитическим временем можно связать остатки расположенной в центральной части раскопа ямы 4, основная часть которой уничтожена карьером, сохранившаяся же имеет размеры 1,1 х 0,2 метра. В заполнении встречен кремневый скребок, фрагмент венчика энеолитического сосуда. Энеолитическая керамика также была собрана и вокруг ямы. К этой же эпохе можно отнести обнаруженные орудия из кремня.

Керамика встречена в культурном слое на глубине 0,4 метра, совместно с посудой эпохи бронзы. Здесь же выявлен фрагмент треугольного в сечении воротничкового венчика, украшенного по срезу гребенчатым штампом, а по шейке - поясками круглых ямок с плоским дном. Верхняя часть сосуда орнаментирована оттисками крупной гребенки. Рассмотренные памятники являются свидетельством хозяйственного освоения энеолитическим населением пойменного участка реки Битюг. Топография, компактное расположение и технологическое единство посуды дают возможность предполагать, что эта группа одновременных сезонных стоянок, обитаемых в течение одного или нескольких промысловых сезонов. Эти стоянки относятся к нижнедонской культуре и могут быть датированы серединой 4-го - 2-ой половиной 4-го тысячелетия до нашей эры.

Оценивая коллекцию керамики стоянок у с. Паршиновка, необходимо отметить признаки, которые не имеют широкого распространения в донской лесостепи: использование крупного гребенчатого штампа; композиционные построения в виде вертикальной ёлочки, горизонтальных линий, наличие цилиндрических ямок и «жемчужин» в орнаментации; отощители из песка и дресвы. Возможно, проявление таких гончарных традиций отражает процессы взаимодействия неолитического населения с гребенчатой орнаментацией посуды и мариупольской культурно-исторической областью, происходившие в лесостепной зоне Восточной Европы. В то же время, рассмотренная серия керамики подтверждает вывод А.Т.Синюка о генетической подоснове нижнедонской культуры при формировании репинских гончарных традиций.

В целом керамика эпохи бронзы однородна и относится к донской лесостепной срубной культуре. Всего было найдено 541 фрагмент от 57 сосудов. В коллекции имеются три неорнаментированных фрагмента от острореберных сосудов. Рассмотренная коллекция находит аналогии в развитом этапе донской лесостепной срубной культуры (15-18 века до нашей эры).

Органические примеси, рыхлая структура теста, преобладание баночных форм, а также малое количество орнаментированной посуды является показателем относительно ранних признаков срубной культуры Подонья. Не противоречит этим наблюдениям присутствие коллекции подостроберных форм. Насыщенность участка реки у села Паршиновка поселениями эпохи бронзы позволяет предполагать высокую степень хозяйственного освоения территории верхнего Прибитюжья племенами срубной культурно-исторической  общности.

И.Козмирчук, В.Чивилёв,

г.Липецк.

Истоки

 

Страницы истории

Репрессии, обобщенно и емко называемые «расказачивание», задуманы были революционерами задолго до 1917 года. В России довольно компактно жило более 6 миллионов казаков. Идеологи «мировой революции» объявили их «опорой самодержавия», «контрреволюционным сословием», «народом–помещиком».

Как писал Ленину И. Рейнгольд, «Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица - вооруженный лагерь, каждый хутор - крепость».

Первые карательные акции были организованы большевиками сразу после Октябрьского переворота. Совдепами снаряжались целые экспедиции для разоружения станиц, вслед за этим следовало полное их истощение реквизициями, насилиями и убийствами. Согласно документам, у казаков было отобрано имущества на сумму 120 миллионов золотых рублей. Только за несколько дней 1918 г. было истреблено около 12 000 казаков, в основном женщин, детей и стариков, а 70 000 были изгнаны из своих домов. На Дону и Кубани о событиях поздней осени 1917 -  зимы 1918 гг. свидетельствуют многочисленные «акты о злодеяниях большевиков», которые составлялись специальными следственными группами после освобождения этих районов добровольцами и казаками. Вот один из эпизодов - события в Новочеркасске: «14 февраля банда матросов и красноармейцев, человек в 50, частью пьяных, прибыли вместе с подводами к лазарету N 1, где лежало около ста офицеров и партизан, тяжелораненых и больных. Большевики ворвались в палаты и, нанося раненым оскорбления, начали выносить их на носилках в одном нижнем белье на улицу и грубо сваливать друг на друга в сани. День был морозный и ветреный, раненые испытывали холод и просили позволить им одеться, но большевики, глумясь, заявили: «Незачем, все равно расстреляем.

После поражения белогвардейцев начался настоящий террор. Жертвами геноцида стали даже семьи тех казаков, что сражались в Красной армии. В марте 1919 года началось Вешенское восстание. Население станиц и хуторов поголовно взялось за оружие, а совсем недавно они отказывались воевать против красных. Причем первой восстала та самая станица Казанская, что незадолго до этого чуть ли не хлебом–солью встречала большевиков. Побывавшие в восставшей Вешенской летчики Бессонов и Веселовский докладывали Войсковому кругу: «В одном из хуторов Вешенской старому казаку за то только, что он в глаза обозвал коммунистов мародерами, вырезали язык, прибили его гвоздями к подбородку и так водили по хутору, пока старик не умер. С одного из хуторов прибежала дочь священника со «свадьбы» своего отца, которого в церкви «венчали» с кобылой. После «венчания» была устроена попойка, на которой попа с попадьей заставили плясать. В конце концов, батюшка был зверски замучен, попадья жестоко изнасилована, с храма при помощи трех лошадей и веревки сорвали один из куполов…».

Геноцид казаков санкционировал лично Ленин, написавший проект соответствующего постановления Политбюро ЦК РКП(6) от 14 октября 1920 года.

(Соб. информ).

Истоки


Читателям «Добринских вестей» Ю.Н.Голицын известен как владелец села Новочеркутино, создатель певческой капеллы из крепостных этого селения, дирижер. Вообще, он был колоритной фигурой 19-го столетия. Прослыл юмористом, проказником и острословом. «Юркой Голицыным» называли его родные и близкие. Но ко всему этому он, по словам его дочери Елены Хвощинской, «был богато одарен как душевными, так и умственными, так и физическими качествами. Он походил на русского богатыря, никогда не проходил незамеченным и даже в толпе всегда обращал на себя общее внимание, как своей красотой и ростом, так и благородной осанкой… Жизнь его была переполнена приключений, бросающихся в глаза».

Отец его, Николай Борисович, был женат на Елене Александровне, внучке фельдмаршала, воспитаннице великих князей Александра и Константина Павловичей, князя Салтыкова. У них было несколько детей, к сожалению, умерших в младенчестве. Остался в живых один сын Юрий. Мать его умерла рано, в 25 лет, мальчику в это время было всего четыре года. Уже в это время и проявился его пылкий и порой необузданный впоследствии характер: когда няня объявила ему о смерти матери, он дал ей пощёчину.

Все родные, и со стороны Голицыных, и со стороны Салтыковых, любили малыша, баловали, прощали детские шалости. Общая любовь и всепрощение взрастили в нем горячий нрав и своевольный характер. Это был ребенок у семи нянек не в переносном, а в прямом смысле слова: «ему переменили семь кормилиц, семь нянек, семь гувернеров и даже семь учебных заведений». А воспитание его закончилось в пажеском корпусе, где «он больше шалил, чем учился», и, окончив его, он «ни на одном языке не умел писать правильно».

Впоследствии, занимаясь самостоятельно, Голицын изучил английский и немецкий. А в пажеский корпус его устроил прадед, участник Отечественной войны, граф Ю.А.Голицын, воевавший в шестидесятилетнем возрасте (не забудем о том, что отец Юрия Голицына Николай Борисович сражался с наполеоновскими захватчиками в неполные 18 лет).

В своих воспоминаниях дочь Голицына рассказывает о проказах и шалостях своего отца, когда он учился еще в пажеском корпусе. Захотелось ему как-то в неотпускной день попасть в оперу. Одевшись в штатское платье и немного загримировавшись, он взял билет в первый ряд. И на беду свою в театре встретил директора корпуса. Отступать было некуда. Голицын подходит к нему и, представившись, говорит:

- Если я не ошибаюсь, Ваше превосходительство, у вас находится мой племянник Юрка Голицын? Бо-ольшой па-а-веса (Юрий Николаевич заикался).

- Да, - отвечает генерал. – Так он ваш племянник? Какое поразительное с вами сходство!?

- Это не му-удрено, - ответил тот. - Мы все Голицыны на одно ли-и-цо.

На этом история и закончилась. Чтобы у директора не возникло сомнений, он передаёт ему для «шалуна» Юрки коробку конфет, так как якобы из-за занятости сам с ним встретиться не может.

Как вспоминает дочь Голицына Елена Хвощинская, на другой день директор явился в класс и вызвал Голицына. Тот, увидев конфеты, закричал заикаясь:

- А! Вот мои конфеты идут!

Не поняв, директор, отдавая ему конфеты, сказал, что видел его дядюшку, который просил передать ему эту коробку, на что тот ответил храбро:

- Я, Ваше превосходительство, сам себе дядя!

Директор не обратил внимания на шутку, так как знал Юрия шалуном и острословом и остался при убеждении, что видел в театре его дядю.

За проказы и драки с друзьями Голицын получал и наказания. По словам Хвощинской, «отец был на черной доске, на которой крупными буквами значилось: «За леность, грубость и глупость».

Николай Павлович (император Николай Первый) в это время посетил корпус. Государь взглянул на доску, пристыдил виновного, но тот ответил, не конфузясь:

- В первом и во втором виноват, Ваше величество, но в последнем никогда!

Государь, которому, вероятно, понравился смысл ответа мальчика, обратившись к присутствующему начальству корпуса, сказал:

- Сотрите доску! Я за него ручаюсь!

- Ваше Императорское величество, - сказал опять Голицын, вытянувшись в струнку, - как можете Вы ручаться за меня, когда я сам за себя не ручаюсь?

Но император, обратившись опять к начальству, сказал:

- Прошу сделать мне из Голицына хорошего человека! А ты, - прибавил он, обратившись к Юрию, - чтобы был у меня на золотой доске в будущий мой приезд…

Последние комментарии

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика