МЫ
В СОЦСЕТЯХ |            

Истоки

Сторонка родная

Земли основанного в середине XVIII века села Чуевка впоследствии соседствовали с угодьями деревень Добринские Выселки, Введенская, Воскресеновская и Талицкой слободы. Первое межевание здесь было произведено в 1784 году. Но из-за различных неточностей между землевладельцами пошли споры, раздоры. Власти были вынуждены вмешаться. По Указу Тамбовского губернского правления, а также по предписанию казенной палаты в 1802 году провели повторное межевание. Но и это не прекратило распри.

В сентябре 1872 года липецкий агроном-землемер Дьяков осуществил необходимые уточнения. Под составленным им планом земельных наделов для придания ему большей достоверности подписались, говоря современным языком, представители общественности, уважаемые и авторитетные граждане – священник Чуевской церкви Гавриил Любвин и пономарь Михаил Знаменский.

На этом документе изображен интересующий нас объект – начало речки Плаутки (Плавутки), где был позднее устроен Чуевский пруд.

ЗАГЛЯДЫВАЯ В ПРОШЛОЕ

Пруды (искусственные водоемы) бывают разные. Самые распространенные – созданные путем постройки плотины поперек небольших речек, ручьев, оврагов и балок. Бывают еще пруды выкопанные, наполняющиеся атмосферными осадками. К таким относился пруд в бывшем парке помещика Салопанова. По преданию, на этом водоеме находился островок с беседкой, соединявшейся с берегом ажурным мостиком.

Были также пруды под названием сажалка (с ударением на первом слоге). Одна из сажалок располагалась между Никольским храмом села Чуевка и близлежащим озером. В ней служители культа разводили рыбу.

Пруды устраивались главным образом для хозяйственных нужд. Здесь поили скот, отсюда брали воду для полива огородов. Они были необходимы для тушения пожаров, случавшихся в старину довольно часто, так как дома и надворные постройки стояли в основном под соломенными крышами, а русские печи топились круглый год.

Точная дата возникновения Чуевского пруда не установлена, предположительно это рубеж XIX-XX веков, что подтверждается и опросом старожилов.

Источников водонаполнения пруда было несколько. Это не только многочисленные родники, которые из-за мощных отложений к концу минувшего века постепенно заглохли. В давние времена по весне с солонцовых лугов, что к востоку от села, со стороны Наливкиных кустов неслись бурные потоки. Они попадали в озера Жилкино и Федоткино, а оттуда – в озеро Швырково, которое соединялось с Плауткой ручьем.

Второй поток, не менее мощный, брал свое начало на лугах и полях к югу от Добринки. Из расположенных здесь озер этот поток через трубу под железнодорожным полотном вливался в еще одно озеро, что в конце улицы Назаркина (прежде Межевая), а оттуда в озеро позади улицы Калинина. Дальше, пересекая несколько других улиц, паводковая «река» впадала в пруд.

За десятилетия хозяйственной деятельности этот водосток был перекрыт, остались лишь его фрагменты. Паводок нашел себе иное направление: вдоль той же Межевой в озеро Чистое, а оттуда непосредственно в пруд. Напор воды на этом участке был столь велик, что напоминал горную реку. Сообщение между Чуевкой и Добринкой осуществлялось лишь через единственный мосток со стороны Чуевской школы.

В начале XX века наш пруд  частично подпитывался и стоками из озера у Никольской церкви.

В 1928 году в Добринке были проведены довольно масштабные осушительные работы. Из озера, что за нынешним зданием полиции, прорыли глубиной до нескольких метров широкую канаву в Чистое озеро, из него – в пруд. Озера пересохли. На месте Чистого был разбит колхозный огород, где выращивали огурцы, арбузы и даже коноплю (для производства волокна). А в канаве развелась рыбная мелочь, где местная ребятня ловила  кошелками красных карасиков и селявок.

Сейчас на месте «жемчужины» природы – озера Чистое – заболоченная низина. Кстати, все названные в этом очерке озера просматриваются на современной карте райцентра.

ЧЕТЫРЕ В ОДНОМ

Вообще-то наш пуд условно делился на несколько: Девичий, Мужичий, Еврейский и Добринский. Девичий был мелким, поэтому самым теплым, быстро прогревавшимся солнцем. Здесь купались только девочки и женщины. Последние, не стесняясь, раздевались донага (как, впрочем, и пацаны на «своем» пруду – так тогда было принято). Это в немалой степени смущало последних, и в то же время вызывало понятное любопытство. Здесь мы проводили время целыми днями: купались до посинения, измеряли глубину (на границе этих двух прудов, где был омут, били ключи), рыли «колодцы», лепили из вязкой глины различные сооружения, фигурки зверей, а то обмазывались ею с головы до пят, прыгали в воду с обрывистого травянистого берега.

Мужичий от Еврейского отделяла хлипкая плотина, впоследствии размытая, она соединяла Чуевку с неподалеку расположенным Спорным болотом. Через нее также пролегала проселочная дорога в деревню Наливкино (Наливкины кусты).

Еврейский пруд получил свое название от расположенного на самой его кромке иудейского кладбища: до революции и в годы НЭПа в Добринке жила еврейская диаспора, в основном купцы, по-крупному занимавшиеся скупкой зерна и отправкой его, в том числе за границу.

Добринский пруд, самый глубокий, нам, чуевским мальчишкам, казался огромным и каким-то чужим. Тут хозяйничали добринские, в том числе и взрослые.

МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Чуевский пруд в теплое время года был, пожалуй, самым излюбленным местом отдыха и развлечений местного населения. А куда еще податься? В обшарпанном клубе, бывшем складе, а затем помещении синематографа (прообраза кино) два-три дня подряд «крутили» новый фильм – три сеанса за вечер. Народу было битком, билетов на всех не хватало…

До войны и после нее по праздникам и в выходные дни на берег пруда приходили семьями. Кто-то с патефоном, а кто и с гармошкой. Устраивали скромные пикники (о шашлыках тогда никто понятия не имел), купались, загорали, играли в волейбол, лапту, городки, чижик…

Была еще одна традиция – романтическая, светлая, запоминающаяся. После выпускного бала на берег пруда приходили всем классом встречать рассвет. С волнением вспоминает «свой» рассвет выпускница 1958 года Татьяна Ивановна Асламова (в школе – Федько):

«Здесь происходили трогательные признания в любви, о которой до этого момента не осмеливались сказать, здесь давались клятвы верности, обещания не забывать друг друга, почаще встречаться. Пели песни из необыкновенно популярных тогда кинофильмов «Прощайте, голуби!» и «Разные судьбы». Некоторые успели записать слова, потом мы на уроках переписывали их друг у друга. И вот над гладью пруда несутся трогающие душу слова:

Ты надела праздничное платьице,

В нем ты стала взрослою вполне.

Лишь вчера была одноклассницей,

А сегодня кем ты станешь мне?

И как бы в продолжение этой и радостной, и грустной темы звучали другие строки:

Что же так затуманилась вдруг

Синева наших глаз?

Это, выпорхнув прямо из рук,

Годы детства уходят от нас».

А что касается обещания «встречаться почаще», то оно по возможности выполнялось. Так, в 1982 году в школе состоялась многолюдная встреча выпускников военных лет, на которую со всей страны съехались уже не молодые люди. Стояли чудесные майские деньки – тихие, теплые, солнечные. Неудивительно, что гости, взволнованные нахлынувшими на них ностальгическими чувствами, направлялись на пруд своей юности. То здесь, то там слышались возгласы: «А ты помнишь?».

ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ОБЪЕКТ

Помнит Чуевский пруд и события минувшей войны. На его западном берегу для обороны от возможного наступления немцев были вырыты окопы, устроена огневая точка. К счастью, они не были востребованы.

А в конце войны осушили Спорное болото, спустив воду в тот же пруд. Это заболоченное озеро было богато торфом, его вручную добывала промартель «Пламя». Торф  в то время был единственным видом топлива, которым обогревалось местное население, включая руководителей района, а также учреждения и предприятия.

После войны выдались два на редкость засушливых и неурожайных года, люди пухли от голода, возросла смертность населения.  Озабоченная этим, верховная власть в 1948 году приняла «Сталинский план преобразования природы». Намечалось всерьез заняться орошением, осушением, повышением плодородия земли, разведением полезащитных лесных полос. На берегу Чуевского пруда, там, где сейчас пляж, была установлена насосная станция, проложены трубы. Правда, из этой затеи ничего не вышло, вскоре все оборудование растащили.

В те годы вокруг пруда располагались огороды, принадлежавшие колхозу  «Новый быт». Здесь выращивали огурцы, капусту, лук. А на восточном берегу были бахчи. Чуевский старожил Валентин Дмитриевич Логунов рассказывает: «Там сажали в основном арбузы. Охранял бахчи инвалид войны с изуродованной ногой дядя Миша Горбачев. Это был очень добрый, приветливый человек. Бывало, мы, всегда полуголодные мальчишки, подкрадемся, схватим арбуз – и тикать. Дядя Миша только пальцем погрозит, никогда не обижал».

Зимой любопытные наблюдали, как на пруду заготавливали лед. На Садовой улице тогда  работал молзавод, располагавшийся в доме раскулаченного мельника. (Кстати, две ветряных мельницы стояли как раз возле пруда). Предприятие выпускало сливочное масло, овечью брынзу, творог и козеин. Холодильников тогда не было, поэтому запасались льдом. Рабочие вырубали его ломами, ледяные глыбы грузили  на полуторку и отвозили на заводской двор. Здесь лед укладывали в огромный штабель, укрытый торфяной крошкой или опилками. Такого запаса хватало на все лето и осень.

В начале 50-х годов мы были свидетелями капитального ремонта плотины. Для этого были привлечены предприятия и учреждения райцентра, гужевой транспорт. Взрыхленный скрепером грунт носилками и лопатами грузили на телеги и укладывали его в тело плотины.

БЕЛОСНЕЖНОЕ ЧУДО

Водная растительность нашего пруда не отличалась особым разнообразием: куга ( из нее мальчишки делали плоты), тростник, сусак, рогоз, осока… До 50-х годов прошлого века на Девичьем пруду наблюдались заросли кувшинки. Кувшинка белоснежная (такое правильное ее название) – необычное растение с «плавающими» округлыми листьями и крупными красивыми цветами. Вечером цветы закрываются и погружаются в воду, а утром вновь всплывают и распускаются. В дождливую погоду они не раскрываются и днем.

К сожалению, кувшинку постигла печальная участь: «любители» прекрасного, купаясь, нередко срывали ее цветы, и совершенно напрасно – те тут же увядали. Сказалось и ухудшение экологической обстановки – кувшинка исчезла, похоже, навсегда. На животном мире сказывалась близость человеческого жилья. Но все же встречались утки, мелкие пернатые. Уже в наши дни на ветлах у истоков пруда можно было увидеть гнезда ремеза в виде висячих на тонких кончиках ветвей рукавичек. В прежние времена в береговых норках селился редчайший зверек -  выхухоль. Над водной растительностью порхало великое множество всевозможных стрекоз. Где они теперь?

К слову сказать, кувшинка белоснежная и ремез сейчас находятся под охраной государства и занесены в Красную книгу Липецкой области, а выхухоль – в Международную Красную книгу.

Рыбы было много: красный карась (позднее вытесненный серебристым), пескарь, вьюн, селява… Потом появился ротан. Встречались и раки.

В последние два-три десятилетия в Чуевском пруду в большом количестве водилась ондатра.

* * *

В 2014 году водоем впервые за его историю был полностью осушен и очищен (донные отложения в нем составляли до 7 метров толщины). На ближайшую территорию вывезли многие тысячи кубометров сапропеля. Началась новая жизнь Чуевского пруда…

Валерий ВОЛОКИТИН.

 

Последние комментарии

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика